Только хорошие умирают молодыми 4 глава

Чэнни, оторвавшись от возведения некий сложной конструкции, снисходительно взглянула на меня большенными голубыми очами, унаследованными ею от мамы. От нее пахло чистотой и свежестью, словом, так, как и должно пахнуть от малыша. Нашей дочери только что ударило два – ее пышноватые волосы к этому времени заполучили густой колер каштана и стали мягенькими, точно Только хорошие умирают молодыми 4 глава шелк. Сейчас они спадали ниже плеч, немного завиваясь на концах. Мне было довольно узреть ее, как на глаза наворачивались слезы.

– Послушай, тыковка, мы не можем бросить его в поликлинике: он ведь сейчас часть нашей семьи. Картер – твой братик, и с течением времени вы станете наилучшими друзьями.

– Это навряд ли Только хорошие умирают молодыми 4 глава, – она флегмантично пожала плечами.

– Ну, мне пора в поликлинику, тыковка. Помни, что мы с твоей матерью как и раньше очень тебя любим. И у нас хватит любви вам обоих.

– Знаю, – беззаботно бросила она. – Хорошо, привозите его домой. Все в порядке.

Впечатляет, помыслил я. Этим «все в Только хорошие умирают молодыми 4 глава порядке» она отдала осознать, что не возражает против нового члена нашей семьи.

Перед тем как ехать в поликлинику, пришлось кратковременно заскочить в одно место. В ресторане «У Милли», в аристократическом пригороде Грейт-Нек, у меня была назначена деловая встреча, вобщем, оттуда до еврейского квартала Лонг-Айленда было менее 5 минут езды. Я Только хорошие умирают молодыми 4 глава рассчитывал покончить с делом как можно резвее, а позже забрать Картера с Герцогиней и отправиться в Вестхэмптон. Я немного опаздывал – чуть лимузин бесшумно тормознул у ресторана, я увидел в окне белозубую ухмылку Дэнни. Он посиживал за круглым столом в компании Шефа, Вигвама и 1-го нечистого на руку адвоката по Только хорошие умирают молодыми 4 глава имени Хартли Бернштейн, который мне всегда нравился. Хартли окрестили Хорьком – может быть, поэтому, что вытянутая мордашка присваивала ему сходство с этим хищником. Про себя я всегда задумывался, что с таковой физиономией Хартли мог бы дублировать Би Би Айса – 1-го из персонажей комиксов про Дика Трейси.

Хотя завтрак Только хорошие умирают молодыми 4 глава в этом заведении не подавали, хозяйка ресторана Милли согласилась открыться пораньше, чтоб нам с Дэнни было где побеседовать. Это устраивало нас обоих, беря во внимание, что конкретно сюда служащие «Стрэттон» приезжали обмыть еще одну успешную сделку, чтоб испить, поесть, потрахаться, надраться, проблеваться. По другому говоря, здесь было позволено все, что в Только хорошие умирают молодыми 4 глава таких случаях привыкли делать «стрэттонцы», и при всем этом за счет компании, которой потом приходилось оплачивать счета на 25 000 либо даже на 100 000 баксов – зависимо от размеров причиненного вреда.

Уже в 2-ух шагах от столика я увидел, что за столом посиживал к тому же 5-ый – Джордан Шамах, новый вице-президент Только хорошие умирают молодыми 4 глава «Стрэттон», только-только назначенный на эту должность. В детстве, когда они с Дэнни были близкими дружками, Джордана окрестили Гробовщик – возможно, поэтому, что своим быстрым взлетом к верхушкам власти он был должен никак не своим талантам, а жесткой решимости убить каждого, кто попробует встать у него на пути. Гробовщик Только хорошие умирают молодыми 4 глава был низенький и толстый, и из всех методов зарыть кого-нибудь предпочитал старенькое доброе предательство, при всем этом он свято веровал в действенность сплетен, а при случае, как я слышал, не брезгал и убийством.

Как это принято посреди мафиози, я по очереди обнял собственных прежних дружков и соучастников, после этого погрузился Только хорошие умирают молодыми 4 глава в кресло и налил для себя кофе. Повод для встречи был довольно грустный: предстояло уговорить Дэнни устранить «Стрэттон-Окмонт» способом «борьбы с тараканами», что означало, что он должен поначалу открыть несколько малеханьких брокерских компаний и поставить во главе каждой из их подставного, после этого раскидать «стрэттонцев» по этим новым фирмам Только хорошие умирают молодыми 4 глава. Как с этим будет покончено, он ликвидирует «Стрэттон», а сам перейдет в одну из новых компаний, которой сумеет управлять, оставаясь в тени и заняв какую-нибудь умеренную должность, например консультанта.

Когда речь шла о брокерских фирмах, это был обыденный метод выживания в тех случаях, когда обладатели ощущали Только хорошие умирают молодыми 4 глава, что запахло жареным: они поспешно запирались, чтоб здесь же вырасти из ниоткуда, как будто грибы после дождика, но уже под другим именованием. Деньги опять текли рекой, и вприбавок схожий метод помогал опережать на шаг налоговиков и оставлять их с носом. Все равно что гоняться за тараканами: раздавишь 1-го и видишь Только хорошие умирают молодыми 4 глава, как 10 других кинутся в различные стороны и попрячутся по углам.

Вроде бы там ни было, беря во внимание сегодняшние препядствия «Стрэттон», другого метода не было, неудача только в том, что Дэнни был конкретным противником способа «борьбы с тараканами». В противовес ему он даже разработал свою теорию, которую именовал «Двадцать Лет Только хорошие умирают молодыми 4 глава Светлого Неба». В согласовании с его теорией, от «Стрэттон» требовалось только стиснуть зубы и как-то пережить наезды органов контроля, в случае фуррора он мог бы еще лет 20 оставаться в этом бизнесе. Какая нелепость! В припасе у «Стрэттон» был от силы год. Кольцо вокруг нее медлительно, но правильно сжималось Только хорошие умирают молодыми 4 глава: к этому времени власти всех пятидесяти штатов шли по ее следу – неумолимо, как волки по следу истекающего кровью оленя, а не так давно к их безжалостной стае присоединилась и Государственная ассоциация биржевых дилеров.

Но Дэнни ничего не вожделел слушать. К тому времени он перевоплотился в уолл-стритовскую версию Элвиса Только хорошие умирают молодыми 4 глава в его последние деньки – когда те, кто манипулировал им, втискивали его разжиревшую тушу в комбинезон из белоснежной кожи и выпихивали на сцену спеть парочку песен, после этого поспешно уволакивали за кулисы, до того как бедолага отключится, совсем окосев от жары, света юпитеров и секонала. Если веровать Вигваму, то во Только хорошие умирают молодыми 4 глава время совещаний отдела продаж Дэнни время от времени забирался на стол и швырял на пол мониторы, проклиная чиновников на чем свет стоит. Судя по всему, служащим «Стрэттон» это было как будто бальзам на душу, и в итоге Дэнни совершенно закусил удила – спускал брюки и под гром рукоплесканий Только хорошие умирают молодыми 4 глава мочился на брошенные на пол судебные повестки.

Мы с Вигвамом обменялись взорами, я чуток приметно кивнул, как будто желая сказать: «Твой выход, старик».

Вигвам понимающе кивнул в ответ.

– Послушай, Дэнни, – начал он, – штука в том, что я не знаю, длительно ли еще мне получится получать эти договоры. Мужчины из Комиссия Только хорошие умирают молодыми 4 глава по ценным бумагам и биржам совершенно озверели – тянут по полгода, до того как что-то одобрить. А вот если мы откроем новейшую фирму, то уже к концу года я опять окажусь в деле – начну проворачивать сделки для всех нас.

Дэнни ответил конкретно так, как и рассчитывал Вигвам:

– Позволь, я Только хорошие умирают молодыми 4 глава скажу для тебя кое-что, Вигвам. У тебя до таковой степени все на лице написано, что аж блевать тянет. У нас в припасе чертова пропасть времени, так почему бы для тебя в данном случае не заткнуться хоть на время? Другими словами, пошел ты на хрен!

– Знаешь, что, Дэнни Только хорошие умирают молодыми 4 глава? Сам иди на хрен! – гаркнул Вигвам, запустив руку в волосы и принимаясь их ерошить так, как будто желал вырвать. – Ты до таковой степени отстал от жизни, что не понимаешь, что необходимо срочно что-то делать. Но я не собираюсь пускать свою жизнь псу под хвост, пока ты скачешь по кабинету Только хорошие умирают молодыми 4 глава, как будто обкурившийся павиан!

Гробовщик решил пользоваться комфортным моментом, чтоб вонзить Вигваму кинжал в спину.

– Ну, положим, это не совершенно так, – вкрадчиво сделал возражение он. – Не помню варианта, чтоб Дэнни вытворял что-то схожее в кабинете. Может, он несколько раз кого-либо оскорбил, но при всем этом всегда держал Только хорошие умирают молодыми 4 глава себя в руках, – Гробовщик малость помедлил, как будто скорпион в поисках подходящего места, куда можно вонзить свое смертоносное нажимало. – Кстати, чья бы скотина мычала, Вигвам. Можно поразмыслить, это не ты весь денек напролет нарезаешь круги вокруг этой смазливой шлюшки Донны, обнюхивая ее подмышки, хоть от их несет, как от помойки Только хорошие умирают молодыми 4 глава.

Мне Гробовщик всегда нравился. На уникальность общительный юноша – может, немного туповатый для того, чтоб без помощи других ворочать делами, но я всегда подозревал, что на другими словами причина. Видимо, все его интеллектуальные силы уходили на то, чтоб распускать страшные сплетни о тех, кого он намеревался зарыть. Но на данный Только хорошие умирают молодыми 4 глава момент его намерения были ясны как божий денек: к этому времени на него уже поступило не меньше сотки жалоб от покупателей, а если «Стрэттон» пойдет ко дну, то потянет с собой Гробовщика, так как без «Стрэттон» не видать ему лицензии как собственных ушей.

Я решил, что Только хорошие умирают молодыми 4 глава пора вмешаться.

– Хорошо, мужчины, пора заканчивать с этим дерьмом – прошу вас! – Я покачал головой, как будто не веря своим ушам; «Стрэттон» совсем утратил весь контроль над ситуацией. – На данный момент мне необходимо съездить в поликлинику. Я заскочил сюда только поэтому, что желал, чтоб все было как лучше. Для всех нас. Мне Только хорошие умирают молодыми 4 глава глубоко плевать, даже если мне от «Стрэттон» не перепадет больше ни цента. Но у меня есть и другие интересы – достаточно алчные, признаю, – и они все завязаны на том, чтоб разбирательство в арбитражном суде прошло как следует. Ведь в почти всех эпизодах фигурирую я – невзирая на то, что Только хорошие умирают молодыми 4 глава я уже не числюсь в компании.

Я поглядел на Дэнни в упор:

– Ты ведь точно в таком же положении, Дэн. А я очень подозреваю, что даже если нас ожидают впереди твои 20 Лет Светлого Неба, это никак не помешает арбитражному суду копать под нас.

Но в разговор опять влез Хорек Только хорошие умирают молодыми 4 глава:

– Ну, положим, об этом мы можем позаботиться – через продажу активов. Организуем все так, будто бы «Стрэттон» продал брокеров новым фирмам, а взамен они согласятся оплатить хоть какой арбитраж, который может быть назначен в течение, скажем, 3-х лет. А после чего срок исковой давности истечет, и вы, мужчины, выйдете сухими из Только хорошие умирают молодыми 4 глава воды.

Я покосился на Шефа – он кивнул в символ того, что его эта мысль устраивает. А это уже любопытно, промелькнуло у меня в голове. Сказать по правде, я никогда не пробовал осознать, что движет Хорьком. В сути, в юридическом отношении он был четкой копией Шефа, но в отличие от Только хорошие умирают молодыми 4 глава Шефа, которого можно было смело именовать Личностью с большой буковкы и который еще вприбавок обладал сильной харизмой, Хорек был напрочь лишен этих свойств. Нет, я никогда не считал его тупым; просто каждый раз, как мне бывало глядеть на него, мне почему-либо представлялось, как он скупо уплетает кусочек швейцарского сыра Только хорошие умирают молодыми 4 глава. Все же я был обязан признать, что пришедшая ему в голову мысль была превосходной. Иски покупателей не давали мне покоя, в особенности беря во внимание общую сумму, до которой выросли эти иски, – более 70 миллионов баксов. До сего времени «Стрэттон» исправно возмещал вред, но если компании конец, то для Только хорошие умирают молодыми 4 глава нас это может обернуться подлинным ужасом.

– Джей Би, – вдруг оживился Дэнни, – можно перемолвиться с тобой словечком наедине? Хотя бы в баре, если ты не против.

Я молчком кивнул. Мы направились в бар, и Дэнни, не спрашивая меня, щедро плеснул в два бокала виски.

– За 20 Лет Светлого Неба, дружище! – Он Только хорошие умирают молодыми 4 глава выжидательно глядел на меня и ожидал, когда я выпью.

Заместо этого я скосил глаза на часы. Было половина одиннадцатого.

– Брось, Дэнни! Ты же знаешь, я на данный момент капли в рот не возьму, ведь мне еще необходимо в поликлинику, забрать Надин с Картером.

Дэнни с темным видом покачал Только хорошие умирают молодыми 4 глава головой.

– Отрешиться от тоста, да еще утром пораньше – дурная примета. Готов этим рискнуть?

– Да, – гаркнул я. – Готов!

– Ну, дело твое, – Дэнни пожал плечами и одним ударом опрокинул в гортань полный до краев бокал. Я на уровне мыслей охнул, там было не меньше 5 порций. – За малыша! – пробормотал он. Позже потряс головой, засунул руку Только хорошие умирают молодыми 4 глава в кармашек, пошарил там и вынул четыре пилюли кваалюда.

– Что ж, может, тогда чокнешься со мной этим – до того как попросить меня выслать фирму на свалку?

– Вот это другое дело! – с ухмылкой бросил я.

Дэнни, ухмыльнувшись, протянул мне две пилюли. Подойдя к раковине, я повернул кран и подставил Только хорошие умирают молодыми 4 глава рот под струю воды, сразу как будто бы невзначай опустив руку в кармашек и неприметно сбросив туда пилюли.

– Хорошо, – я отряхнул пальцы. – Сейчас я как бомба с часовым механизмом, так что давай обсудим все по-быстрому.

Бросив взор на Дэнни, я внутренне обидно улыбнулся. И в первый раз Только хорошие умирают молодыми 4 глава задумался, сколькими из моих сегодняшних заморочек я должен ему? Не то чтоб я уже дошел до того, чтоб пробовать свалить всю вину на Дэнни, но тяжело было опровергать, что если б не он, «Стрэттон» никогда бы до таковой степени не потеряла контроль над ситуацией. Да, правильно, мозгом был я Только хорошие умирают молодыми 4 глава, зато Дэнни был мускулами, если можно так сказать, – он взял на себя всю запятнанную работу, на что я никогда бы не пошел. Либо пошел бы, но позже мне навряд ли хватило бы духу каждое утро глядеть на себя в зеркало. А Дэнни был воякой – и я до сего времени не Только хорошие умирают молодыми 4 глава знал, должен ли я уважать его либо презирать. Но на данный момент я не чувствовал ничего, не считая печалься.

– Послушай, Дэнни, я не могу указывать для тебя, как поступить со «Стрэттон». В конце концов, сейчас это твоя компания, а я очень тебя уважаю, чтоб гласить для тебя, что Только хорошие умирают молодыми 4 глава делать. Но если хочешь знать мое мировоззрение, ликвидируй ее как можно быстрее и делай ноги, пока для тебя яичка не оторвали. Послушай Хартли: пусть новые конторы тянут на для себя все арбитражи, а ты оформишься туда консультантом, будешь посиживать тихо и получать деньги. Это будет не просто верно Только хорошие умирают молодыми 4 глава – это будет по-умному. Конкретно так поступил бы я сам, будь это мое шоу.

– Что ж, идет, – кивнул Дэнни. – Просто я собирался сделать это через пару недель, поглядеть, как будет изменяться ситуация.

Я опять обидно улыбнулся, отлично понимая, что ему жутко не охото устранить фирму.

– Естественно, Дэн, – кивнул я. А что Только хорошие умирают молодыми 4 глава я мог еще сказать? – Это резонно.

Минут через 5, когда я уже открыл дверцу, чтоб сесть в лимузин, я вдруг увидел выходившего из ресторана Шефа. Завидев меня, он направился ко мне.

– Непринципиально, что для тебя наболтал Дэнни, ты ведь понимаешь, что он ни за что не согласится устранить фирму. Будет Только хорошие умирают молодыми 4 глава упираться, пока его оттуда в наручниках не выведут.

Я согласно кивнул.

– Думаешь, я этого не понимаю, Деннис? – мы с Шефом обнялись, я забрался в лимузин и поехал в поликлинику.

По чистому совпадению Еврейская поликлиника Лонг-Айленда размещалась в городе Лейк-Саксесс, наименее чем в миле от «Стрэттон Только хорошие умирают молодыми 4 глава-Окмонт». Может, потому никто особо не опешил, когда я, проходя через родильное отделение, направо-налево раздавал докторам, медсестрам и нянечкам золотые часы. Я уже проделывал это, когда родилась Чэндлер, и в тот раз это произвело эффект разорвавшейся бомбы. Сам не знаю почему, но возможность просадить 50 штук на подарки людям Только хорошие умирают молодыми 4 глава, которых я никогда больше не увижу, доставила мне какую-то идиотическую удовлетворенность.

К тому времени, когда я окончил изображать из себя Санта Клауса, стрелки часов приблизились к одиннадцати. Войдя в палату Герцогини, я поначалу решил, что ее там нет. И только позже сообразил, почему не вижу ее: Баронесса была погребена под Только хорошие умирают молодыми 4 глава целой горой цветов. Бог ты мой… их там были тыщи! Самые фантастические цвета красного, желтоватого, розового, пурпурового, оранжевого, ярко выделяясь на фоне зелени, превратили больничную палату в цветочную клумбу. От всего этого буйства красок у меня заслезились глаза.

В конце концов посреди всего этого великолепия мне удалось рассмотреть Герцогиню – она Только хорошие умирают молодыми 4 глава посиживала в кресле, держа на коленях Картера. Смотрелась она удивительно – за те 30 6 часов, что прошли после родов, ей каким-то образом удалось похудеть, и сейчас передо мной посиживала прежняя Баронесса, шикарная и соблазнительная. И слава богу! На ней были потертые джинсы «ливайс», обычная белоснежная блуза и балетки, тоже когда Только хорошие умирают молодыми 4 глава-то белоснежные. Картер был завернут в небесно-голубое одеяльце, из которого наружу торчал только крошечный нос.

– Выглядишь великолепно, милая, – я улыбнулся супруге. – Не могу поверить, что твое лицо вновь стало прежним. Просто цветешь!

– Он не желает брать бутылочку, – погруженной в материнские заботы Герцогине очевидно было не до комплиментов. – Чэнни Только хорошие умирают молодыми 4 глава сходу с наслаждением сосала. А Картер не желает.

Я не успел ответить – в комнату вошла сестра. Забрав малыша, она развернула его, чтоб оглядеть перед выпиской. Я как раз собирал сумку, когда вдруг услышал:

– Бог ты мой, какие реснички! Ни у 1-го малыша таких не лицезрела! А когда он Только хорошие умирают молодыми 4 глава откроет глазки… Я уверен, будет реальный красавец, когда подрастет!

– Знаю, – Баронесса надулась от гордости. – Он вообщем особый.

– Удивительно… – протянула медсестра.

Повернувшись на каблуках, я уставился на нее. Медсестра застыла, прижав фонендоскоп к левой стороне груди Картера.

– Что-то не так? – спросил я.

– Пока не знаю, – протянула медсестра. – Но Только хорошие умирают молодыми 4 глава с его сердечком очевидно что-то не так. – Вид у нее был встревоженный. Поджав губки, она опять приложила фонендоскоп к груди Картера.

Я бросил резвый взор на Герцогиню – у нее было такое лицо, как будто в ее собственное сердечко в один момент всадили ножик. Она схватилась за спинку Только хорошие умирают молодыми 4 глава кровати, чтоб не свалиться. Подойдя к ней, я обнял ее за плечи. Мы оба молчали.

– Осознать не могу, как никто до сего времени этого не увидел, – расстроенно пробормотала медсестра. – У вашего отпрыска, похоже, прирожденный порок сердца. Да, сейчас я совсем уверена. Или это, или недостаток 1-го из клапанов. Мне очень Только хорошие умирают молодыми 4 глава жалко, но вы пока не сможете забрать его домой. Его необходимо срочно показать детскому кардиологу.

Я с томным вздохом кивнул. Позже покосился на Герцогиню – она молчком рыдала. Думаю, как раз тогда мы с ней сообразили, что наша жизнь никогда уже не станет прежней.

Через четверть часа мы уже были Только хорошие умирают молодыми 4 глава несколькими этажами ниже, в маленькой палате, заполненной самой современной мед аппаратурой – микропроцессорами, мониторами самых различных форм и размеров и капельницами, посреди которых примостился крохотный стол для осмотра, на котором лежал голенький Картер. Свет в палате был мерклым. Долговязый, худощавый доктор охотно отвечал на наши вопросы.

– Вот здесь, видите? – доктор ткнул Только хорошие умирают молодыми 4 глава пальцем в черный экран, среди которого показывались четыре неровных мазка, смахивающих на циклопических амеб, два голубых, два бардовых, каждый размером с серебряный бакс. Все четыре соединялись меж собой – чувство создавалось такое, как будто они медлительно и ритмично перетекают один в другой. В правой руке у доктора был маленькой приборчик Только хорошие умирают молодыми 4 глава, смахивающий на микрофон, которым он медлительно водил по груди Картера, описывая маленькие круги. Красноватый и голубой мазки демонстрировали, как кровь Картера циркулирует по четырем камерам его сердца.

– И здесь, – добавил он. – Вот и 2-ое, гораздо меньше, но оно вот здесь, меж предсердиями.

Убрав эхокардиограф, доктор оборотился к Только хорошие умирают молодыми 4 глава нам.

– Удивительно, что у вашего отпрыска отсутствует сердечная дефицитность, так как недостаток межжелудочковой перегородки достаточно значимый. Существует большая возможность, что пригодится срочная операция. Кстати, как дела с кормлением? Он берет бутылочку?

– Без охоты, – с грустью пробормотала Баронесса. – Не так, как в свое время наша дочь.

– Вы не увидели, он не Только хорошие умирают молодыми 4 глава потеет, когда ест?

– Нет, как бы, – покачала головой Баронесса. – Но чувство такое, как будто он вообщем не голодный.

Доктор кивнул, будто бы конкретно это он и ждал услышать.

– Неувязка в том, что кровь, насыщенная кислородом, смешивается в его сердечке с кровью венозной, бедной кислородом. Он утомляется, даже когда Только хорошие умирают молодыми 4 глава просто ест. Когда новорожденный потеет во время пищи, это 1-ый признак сердечной дефицитности. Но отчаиваться еще рано – есть большая возможность, что с ним все будет в порядке. Да, недостатки значимые, но они в некий степени компенсируют друг дружку. Благодаря этому появляется градиент давления, который минимизирует ретроградный кровоток. Если б не Только хорошие умирают молодыми 4 глава это, малыш бы уже испытывал все симптомы сердечной дефицитности. Вобщем, время покажет, прав я либо нет. Если в последующие 10 дней не произойдет ухудшения, думаю, все будет отлично.

– А каковы шансы, что ухудшения не произойдет? – спросил я.

– 50 на 50, – пожал плечами доктор.

– А если все-же это случится? – вмешалась Баронесса Только хорошие умирают молодыми 4 глава. – Тогда что?

– Начнем давать ему мочегонные, чтоб жидкость в легких не накапливалась. Ну, и другие лекарства – но давайте не будем ставить тележку впереди лошадки. Если ни одно из этих средств не сработает, будет нужно операция на сердечко.

Доктор сочувственно улыбнулся:

– Мне очень жалко, что приходится вас расстраивать, но на данный момент нам Только хорошие умирают молодыми 4 глава ничего не остается, не считая как ожидать и возлагать на наилучшее. Вы сможете забрать малыша домой, но не спускайте с него глаз. При первых же признаках потливости либо затруднения дыхания – и даже если он просто будет отрешаться брать бутылочку – немедля звоните мне. Если этого не случится, жду вас Только хорошие умирают молодыми 4 глава через неделю (уж вот дудки, юноша! Прямиком отсюда мы поедем в Пресвитерианскую поликлинику при Колумбийском институте, где работают выпускники Гарварда!), создадим повторную кардиограмму. Будем возлагать, что к тому времени недостатки перегородки начнут понемногу затягиваться.

Нас захлестнуло облегчение. Чувствуя, как в груди пробудилась надежда, я спросил:

– Вы думаете, что Только хорошие умирают молодыми 4 глава они заживут сами собой? Такое может быть?

– О да. Простите, я, кажется, это упустил… – Очередной повод, чтоб побыстрее свалить отсюда, тощий засранец! – Но если в 1-ые 10 дней не возникают симптомы ухудшения, это гласит о том, что все вышло, как я гласил. Как видите, по мере того как ваш отпрыск будет Только хорошие умирают молодыми 4 глава расти, будет расти и его сердечко, и отверстие будет равномерно затягиваться… может быть, к 5 годам от него не остается и следа. Но даже если оно закроется не на сто процентов, то станет так малозначительным, что заморочек со здоровьем у мальчугана не будет. Но, повторяю, это станет ясно только через Только хорошие умирают молодыми 4 глава 10 дней. Снова желаю выделить – смотрите за его состоянием! На вашем месте я бы старался не оставлять его 1-го – максимум на несколько минут.

– Сможете не волноваться, – решительно объявила Баронесса. – С этой минутки за ним будут приглядывать как минимум трое, и одна из их – дипломированная медсестра.

Заместо того чтоб возвратиться в Только хорошие умирают молодыми 4 глава Вестхэмптон, находившийся в хороших семидесяти милях к востоку, мы направились прямиком в Олд-Бруквилл, до которого было всего минут пятнадцать езды. Там нас уже поджидали обе наших семьи. Даже Тони Кэриди, отец Герцогини, всеобщий баловень и безвыходный лузер, соизволил явиться. «Все таковой же красавец, – поразмыслил я, когда 1-ое Только хорошие умирают молодыми 4 глава волнение понемногу улеглось. – Четкая копия Уоррена Битти, и все так же озабочен только одним – у кого бы стрельнуть денег».

Управлять процессом взялся Сумасшедший Макс – прямо на очах превратившись в сэра Макса, он сперва убедил нас с Герцогиней, что все будет в порядке, после этого принялся звонить в различные поликлиники, расспрашивать докторов Только хорошие умирают молодыми 4 глава 1-го за другим – и все это с олимпийским спокойствием. Пока все было в норме, о Безрассудном Максе не было ни слуху ни духу, но стоило случиться неудаче, как он возникал как будто из-под земли – наверстывал упущенное время, при всем этом отчаянно и беспрерывно дымил и произносил нескончаемые Только хорошие умирают молодыми 4 глава монологи.

Моя мама была в собственном репертуаре – святая дама, она суетилась около нас с Герцогиней, а в промежутках возносила за здоровье Картера еврейские молитвы. Сьюзен, анархистка в душе, представила, что предпосылкой порока сердца у Картера полностью мог стать правительственный комплот и доктора в поликлинике наверное приложили к этому Только хорошие умирают молодыми 4 глава руку. На вопрос, для чего им это, она затруднилась ответить.

Мы растолковали Чэндлер, что ее братишка очень болен, – на что она ответила, что уже успела его полюбить и что она рада, что мы решили забрать его из поликлиники. После этого принялась хладнокровно играть в свои кубики. Гвинн и Только хорошие умирают молодыми 4 глава Джанет также выразили готовность заступить на дежурство – правда, перед этим обе чуть не 6 часов попорядку бились в истерике. Да что там они – даже Салли, моя лаского возлюбленная шоколадная лабрадорша, добровольно взяла на себя обязанности сиделки – устроилась у изголовья кровати Картера и покидала его только чтоб выбежать в сад либо поесть Только хорошие умирают молодыми 4 глава, ну и то кратковременно. В отличие от нее, Рокки, псу Герцогини, зловредному небольшому ублюдку, очевидно было наплевать на Картера. С безмятежным видом он продолжал отравлять существование всех и каждого в доме – беспрестанно и без всякой предпосылки лаял, таскал у Салли пищу из миски, пока та дежурила около Картера Только хорошие умирают молодыми 4 глава, молясь за его здоровье вкупе со всеми, как и положено неплохой собаке.

Но больше всех меня разочаровала Руби, детская медсестра, которую нам так расхваливали в агентстве по найму, одном из числа тех, что подыскивают ямайских сиделок для богатых семей. Задачи начались в тот денек, когда Ночной Рокко привез ее сюда, – ему вдруг Только хорошие умирают молодыми 4 глава показалось, что от нее пахнет спиртным. Дождавшись, когда она распакует чемодан, он счел необходимым обыскать ее комнату. Через пятнадцать минут, затолкав ее назад в машину, он отвез ее назад, и с того времени мы ничего о ней не слышали. Единственный плюс всей этой истории заключался в том Только хорошие умирают молодыми 4 глава, что мы в итоге оказались владельцами 5 бутылок виски «Джек Дэниелс». Конфискованные Рокко, они перешли в мой бар.

Присланная на смену медсестра приехала часа через два – и тоже, похоже, прямо с Ямайки. Звали ее Эрика, и она оказалась реальным сокровищем, так как здесь же отыскала общий язык и с Гвинн, и Только хорошие умирают молодыми 4 глава с остальной компанией. Эрика стремительно влилась в команду добровольцев, заступивших на вахту около кровати Картера.

Прошло четыре денька – у Картера как и раньше не замечалось ни мельчайших признаков сердечной дефицитности. Меж тем мы с папой навели справки, выясняя, кто считается наилучшим детским кардиологом. Все в один глас Только хорошие умирают молодыми 4 глава называли имя доктора Эдварда Голенко. Он был главой хирургического отделения манхэттенской поликлиники «Маунт-Синай».

Как досадно бы это не звучало, записаться к нему на прием можно было только через три месяца, но эти три месяца расчудесным образом сократились до 1-го денька – как медику Голенко сказали, что некоторый мистер Белфорт собирается пожертвовать Только хорошие умирают молодыми 4 глава отделению детской кардиологии кругленькую сумму в 50 тыщ. Итак, на 5-ый денек собственной жизни Картер опять оказался на смотровом столе, исключительно в сей раз его окружала масса медиков и сестер, наперерыв восхищавшимися его ресничками, – слава всевышнему, минут через пятнадцать врачи все таки занялись в конце концов делом.

Мы с Герцогиней молчком Только хорошие умирают молодыми 4 глава стояли в сторонке, смотря, как команда медиков готовит к работе некий суперсовременный и супернавороченный мед агрегат – чтоб, как я сообразил, глубже заглянуть Картеру прямо в сердечко и разглядеть его еще лучше, чем это можно было сделать при помощи обыденного эхокардиографа. Доктор Голенко оказался высочайшим, худощавым, немного лысеющим Только хорошие умирают молодыми 4 глава человеком с очень хорошим лицом. Я рассеянно осмотрел комнату… и с удивлением нашел, что в палату набилось как минимум девять взрослых в белоснежных халатиках. Они взирали на моего отпрыска с таким экзальтированным благоговением, как будто на неоценимое сокровище (ну да, так оно и было). Позже я скосил глаза на Герцогиню Только хорошие умирают молодыми 4 глава, по привычке кусавшую губки. Она растянула шейку, очевидно стараясь ничего не пропустить, и я вдруг поразмыслил, неуж-то она на данный момент задумывается о том же, о чем и я, а конкретно: Какое же счастье, что мы богаты! Так как если кто и мог спасти нашего отпрыска, то Только хорошие умирают молодыми 4 глава только эти люди.

Обменявшись несколькими фразами на том суахили, на котором обычно говорят меж собой докторы, доктор Голенко с ухмылкой обернулся к нам.

– У меня вам не плохая новость. С вашим отпрыском все будет в порядке. Недостаток перегородки практически устранен, так как градиент давления минимизировал ретроградный кровоток меж Только хорошие умирают молодыми 4 глава…

Окончить ему не удалось, так как в этот момент Баронесса налетела на него, как будто смерч. Все, кто находился при этой сцене, разразились смехом, смотря, как моя супруга, подпрыгнув, повисла на шейке почетного доктора и принялась бурно его тискать.

– Вот бы все мамочки моих пациентов радовались, как она! – окружающие опять Только хорошие умирают молодыми 4 глава захохотали. Пунцовый доктор Голенко беспомощно обернулся на меня.

Какой это был счастливый миг! Господь в неизреченной милости собственной оставил в сердечко моего отпрыска еще одну дыру, чтоб восполнить первую, но к тому времени, как Картеру ударит 5, убедил нас доктор Голенко, от их обеих не остается и следа.

На оборотном пути, сидя Только хорошие умирают молодыми 4 глава в лимузине, мы с Герцогиней светились, как новые баксы. Картер в собственной переноске лежал меж нами, а Рокко посиживал впереди рядом с Джорджем.

– Неувязка в том, что я сейчас превращусь в параноика, – вздохнула вдруг Баронесса. – Даже не знаю, смогу ли я обращаться с ним так, как в свое Только хорошие умирают молодыми 4 глава время с Чэндлер. Она была таковой крепкой, здоровенькой… мне и в голову не приходило о кое-чем беспокоиться.

Я поцеловал ее в щеку.

– Не волнуйся, дорогая. Через пару дней все придет в норму. Вот узреешь.

– Не знаю, – протянула Баронесса. – Боюсь даже мыслить о том, как все могло бы оборотиться Только хорошие умирают молодыми 4 глава.

– Ничего не случится, поверь. Все уже сзади!

Но пока мы не доехали домой, я суеверно держал скрещенными пальцы, руки и даже ноги. Просто на всякий случай.

Глава 32

Еще одна удовлетворенность

Сентябрь 1995

(5 недель спустя)

Логично, что Сапожник посиживает за столом и пыжится, как будто человек, которому весь мир лижет яичка, задумывался Только хорошие умирают молодыми 4 глава я. По нашим расчетам, 1996 год был должен принести нам около 50 миллионов чистоганом, прибыльность компаний росла денек ото денька. Выручка в универмагах лупила рекорды, торговля продуктами с нашей торговой маркой шла в гору, вопрос с лицензированием имени Стива Мэддена в качестве бренда продвигался даже резвее, чем мы возлагали надежды, а Только хорошие умирают молодыми 4 глава магазины розничной торговли, которых у нас к тому времени было уже девять, процветали. Средства текли рекой. По выходным у дверей магазинов выстраивались очереди, а Стив стал собственного рода знаменитостью, самым известным дизайнером обуви, которого девочки-подростки просто боготворили.

Единственной ложкой дегтя в этой бочке меда стало то, что Только хорошие умирают молодыми 4 глава я услышал от него позже.

– Думаю, настало время распрощаться с Делукой. Если избавимся от него на данный момент, сможем заодно купить его пакет акций компании, который мы ему продали по фиксированной стоимости, – Стив флегмантично пожал плечами. – Вроде бы там ни было, если он задержится у нас, то может реализовать Только хорошие умирают молодыми 4 глава его кому-то еще, и мы окажемся в пятой точке.


togda-pogovorim-o-diversantah-iz-gruppi-kugel-v-romane-kstati-ih-uporno-imenuyut-kommandos-a-ved-eto-anglosaksonskij-termin-pochemu.html
togda-ya-podumal-esli-ya-zdes-ostanus-pogibnu-navernyaka.html
toj-klass-ili-miniatyurnie-sobaki.html